Александр Панчин

 

На четвёртый день смены «Молодёжь будущего», 26 июля, в гости к балтартековцам приехал Александр Панчин. Кандидат биологических наук, научный журналист и сотрудник РАН – это далеко не полный перечень сфер деятельности 28-летнего ученого. С корреспондентом пресс-центра он обсудил свои профессиональные интересы, важные образовательные тенденции и различные способы популяризации науки в современном обществе.

– Совсем недавно, в 2008 году, вы окончили факультет биоинженерии и биоинформатики МГУ им. М. В. Ломоносова – один из самых новых и высокотехнологичных факультетов университета. Почему выбрали именно его?
– Да, действительно, факультет создан недавно, а я представляю его второй выпуск. На момент поступления мне был интересен не только он, но и биофак МГУ. Признаюсь, в какие-то моменты больше хотелось поступить на биологический факультет. Его здание напоминало мне школу «Хогвартс» из известного всей молодёжи романа Джоан Роулинг.  Но я рад, что в итоге попали именно на «БиБи». Так получилось, что ещё во время учёбы в гимназии мне были интересны и биология, и математика, причем в равной степени. Именно факультет биоинженерии и биоинформатики смог соединить в себе мои интересы: в итоге я стал изучать биологию, но с использованием математического аппарата и навыков программирования.

– Расскажите о ваших научных интересах. Над каким проектом вы работаете сейчас?
– Недавно я начал заниматься метагеномикой – разделом молекулярной генетики, в котором изучают генетический материал микроорганизмов, обитающих в некоторой среде. Такой средой может выступать и тело человека. До недавнего времени мы даже не представляли всего разнообразная микробов, живущих на коже, в кишечнике, на роговице глаза и так далее. Разумеется, их жизнедеятельность может влиять на здоровье человека и, как показывают некоторые исследования, даже на его поведение.

– Биолог и журналист – редкое сочетание только на первый взгляд. Социальные сети и интернет-ресурсы вы используете для популяризации науки. Насколько это действенно? Как вы выбираете темы своих записей?
– Я стараюсь писать о том, что мне интересно и о том, в чём я разбираюсь или могу разобраться. Большинство моих публикаций в «Живом Журнале» посвящены популярному изложению различных биологических вопросов. Мне кажется, что важно писать о науке так, чтобы было интересно как специалисту, так и простому читателю. Сегодня спрос на научно-популярную литературу существенно растет, люди все больше интересуются наукой. Надеюсь, что сыграл в этом хотя бы небольшую роль.

– В сети широко известен ваш пост в «Живом Журнале» «Гомеопатия, лечение по компакт-дискам и популярный научный метод», посвященный разоблачению мошеннических методов лечения. Какие общественно значимые инициативы вы реализуете сейчас?
– Часто в сети попадается псевдонаучная ерунда, с ней я и пытаюсь бороться в меру сил. Это личное дело каждого человека – во что он верит, но такая информация становится опасной для общества, когда вторгается в образование или коммерциализируется и, как следствие, активно рекламируется. С этим можно и нужно бороться. Если у меня будут дети, я хочу, чтобы они приходили из школы и рассказывали мне что-нибудь интересное, новое, что-то, чего не знаю. Чтобы они учили меня, а не я их. Это будет невозможно, если в школе вместо научных предметов будут преподавать какую-нибудь ерунду.

Совсем недавно я видел журналистское расследование, в котором рассказывали о том, как в одном высшем образовательном учреждении читали лекцию про «виды летающих тарелок»! Мимо такого сложно пройти и остаться равнодушным. Есть замечательная картинка в Интернете, где  мальчик говорит: «Не могу спать, ведь в Интернете кто-то неправ». Это, наверное, и про меня (смеется)!

А вообще и в борьбе с лженаукой нужно разделять полную ерунду, претендующую на научность и научную фантастику. Если люди отдают себе отчёт в том, что их версия не является истинной, адекватно воспринимают ее научную ценность, то, почему бы не пофантазировать? Многие современные физики всерьез обсуждают гипотезу мультиверса, утверждающую наличие множества вселенных. Но они понимают, что данная гипотеза не доказана. Не думаю, что в таких размышлениях есть что-то крамольное.

– В сфере ваших научных интересов лежит и такая актуальная сейчас проблема, как использование ГМО. И всё-таки ГМО – это зло?
– Я являюсь сторонником ГМО. Конечно, любая технология может быть использована как во благо, так и во зло и генная инженерия – не исключение. Увы, из-за низкого уровня образования у среднестатистического обывателя, сегодня очень много яростных противников генетически модифицированных организмов. Чаще всего это от простого незнания. А еще против ГМО часто выступают защитники окружающей среды («зеленые»), что, на мой взгляд, очень забавно. Вот, например, сейчас изобретаются технологии, которые позволят сократить потребление электроэнергии – создать светящиеся в темноте растения с генами светлячков. Представьте светящиеся деревья вместо фонарей! Но и эта технология «зеленым» не нравится. Почему? Это также удивительно, как то, что они протестуют против ядерной энергетики – одной из самых чистых в мире.

Все организмы в какой-то степени генетически модифицированы. Например, двух разных людей отличают примерно 3 миллиона мутаций! Если мы рассмотрим современную кукурузу и ее малоаппетитного предка – теозинта, огромные морфологические различия между ними тоже связаны с мутациями. Мутации происходят в каждом поколении живых организмов, свойства организмов могут меняться, этого не нужно бояться. Факт в том, что без генной инженерии не обойтись, если численность населения Земли продолжит расти. Генная инженерия уже сегодня используется для лечения некоторых генетических заболеваний и спасает человеческие жизни. А еще есть идеи, что генная инженерия в будущем позволит продлить человеческую молодость.

– Как молодой ученый, вы, наверное, с интересом следите за тем, что происходит в российских школах. Поддерживаете ли вы концепцию ЕГЭ? Как, по вашему мнению, следует реформировать систему школьного образования?
– Когда вводили ЕГЭ, писали, что был проведен некий эксперимент. Какой эксперимент? Правильный эксперимент был бы таким: разбить школы на две группы случайным образом. В этих группах по-разному готовить учеников и оценивать их знания. Потом каким-то третьим методом, например, с привлечением экспертных оценок, или «слепым методом», дабы избежать предвзятости экспертов, выяснить, какой метод оценки и подготовки лучше. Но такой эксперимент никто не проводил, поэтому мы так и не знаем, что лучше: ЕГЭ или старая система.

Впрочем, я рад, что в свое время сдавал экзамены не в форме ЕГЭ. Например, на внутреннем экзамене МГУ мне попался вопрос, выходящий за рамки школьной программы. Звучал он так: «Каким вы видите будущее биоинженерии?» Среди прочего, я рассказал и про то, как генная инженерия в несколько раз позволила продлить жизнь круглого червяка (Caenorhabditis elegans). По-видимому, ответ понравился проверяющим, и это помогло мне при поступлении. Как  научный руководитель я предпочел бы студентов, которые стремятся к знаниям, а не просто зубрят формулы и определения. Для меня не так важно, чтобы человек много знал (нужным знанием я и сам могу поделиться), важнее, чтобы он был готов учиться, хотел развиваться, был способен усваивать новую информацию, умел критически мыслить. На мой взгляд, ЕГЭ слабо учитывает мотивацию ученика к получению знаний, а это очень важно!

– Как, по вашему мнению, следует построить работу с одарёнными учащимися в школах и вузах? Часто ли вы сами участвовали в олимпиадах и научных конкурсах?
– Хорошо, когда есть альтернативная ЕГЭ система оценки знаний. Пускай поступают люди с высокими баллами по ЕГЭ, они молодцы. Но пусть также поступают те, кто хорошо написал олимпиады. Любая дополнительная система оценок знаний снижает вероятность того, что мы пропустим талантливого человека.

– Чем вас привлёк «Балтийский Артек»? Какие впечатления от первой встречи с участниками форума?
– Перед такой большой аудиторией я выступаю впервые, хотя последний год у меня было несколько публичных выступлений. Нервничал. Но все прошло, на мой взгляд, замечательно. Очень приятная аудитория. Когда появляются и успешно функционируют такие форумы, думаю, у ребят возрастает интерес к науке. «Балтийский Артек» для меня – возможность заниматься популяризацией науки, общаясь в живую с большим количеством заинтересованных слушателей. Многие из тех, кто присутствовал на моей лекции, справлялись с нетривиальными задачами на знание теории вероятности и демонстрировали хорошее мышление и интерес. Всё это вселяет надежду в будущее современной российской науки и общества в целом!

– Спасибо!

Интервью подготовил Михаил Короткевич.

Поделиться: