Алексей Краснов

 

Все люди хотят быть счастливыми, здоровыми и любимыми. Сложно поспорить с этим утверждением, ведь этих благ желает абсолютное большинство людей на Земле. Но подчас, в ежедневной гонке за успехом, статусом или материальным достатком мы забываем о самом главном – о семейных ценностях, душевном равновесии, чести, морали, достоинстве и уважении. На это не хватает времени и сил, не так ли?.. К чему всё это может привести – вы и сами знаете. Но знание, не подкрепленное действием или собственным примером, – бессмысленно. Так, например, считает и молодой калининградский казак Алексей Краснов, с которым посчастливилось пообщаться корреспонденту Школы молодёжной журналистики Виктории Чебоненко.

– Алексей, расскажите, пожалуйста, что представляет собой казачество в нашем регионе?
– Казачество в Калининградской области, как и везде, это, в первую очередь, идейность, традиции и активная гражданская позиция.

Изначально, казачьи общества зарождались на государственных границах. Они вели там свой быт, не завися от государства. Казакам надо было самостоятельно кормить и защищать свои семьи. Поскольку они жили вдали от власти, то полагались исключительно на себя. Из истории очень чётко видно, что изначально, и очень долгое время, казаки, живя обособлено, сами себя обеспечивали едой, защитой и всем необходимым. Имели свою культуру, традиции.

В нашем регионе со времён Великой Отечественной войны казачество имело неоднородную структуру. Но на сегодняшний день ситуация изменилась – казаки сплочены, активно участвует в жизни города и региона, ведут свой быт, чтят и сохраняют традиционный жизненный уклад, безусловно, учитывая веяния нового времени.

– Расскажите об организации, которую Вы создали и возглавили.

– Общественная организация «Казачья молодёжь Калининградской области» призвана заниматься патриотическим воспитанием и допризывной подготовкой молодёжи к службе в Вооружённых силах РФ, развитием казачьих традиций и популяризацией в нашем регионе этнокультурных особенностей русского народа.

Казаки имеют возможность при поступлении на службу попадать в казачьи части. Это род войск, различие лишь в мировоззрении. Не секрет, что для казака посещение православного храма обязательно, он чтит эту традицию. И в воинской части, где организованы подобные условия, молодому казаку комфортнее.

– В своём интервью руководитель Казачьей партии Российской Федерации Александр Смирнов утверждает, что казаки – это «граждане – воины» и хранители православной культуры. То есть, правильно ли я понимаю, при всём желании, если человек исповедует другую религию, он никогда  не сможет стать казаком?

– Как говорится, казак без веры – не казак. Речь, конечно же, идёт о православной вере. При принятии присяги на казаке обязательно должен быть нательный крест. Казаку должна быть близка православная культура.

– Передаёте ли Вы, казаки «со стажем», свой опыт подрастающему поколению?

– Свое знакомство с казачеством я начал несколько лет назад. Я присутствовал на конкурсе вожатых среди нескольких летних баз отдыха для детей. Тогда я понял, что вожатые могут быть некомпетентны, и при этом им удаётся навязать своё фривольное отношение к жизни детям. Я увидел, как это всё отражается на поведении детей, и меня это очень задело. Я захотел изменить ситуацию. Позже мне посчастливилось поучаствовать в организации военно-патриотического лагеря «Наследие». Это детская летняя база отдыха и образования для детей. Проводится в Ладушкине каждое лето в 2-3 смены. Так вот там мы исключили возможность сквернословия, наличие пагубных привычек и неосознанное повторения модных концептуальных вещей, не очень хорошо влияющих на становление полноценной личности молодого россиянина. Мы привносим дисциплину, добиваемся элемента сознательности у детей. Лагерь специализированный, но в нём есть свой казачий колорит. Он открыт для всех, востребован, и уже на протяжении трёх лет является международным.

– Есть ли в лагере ограничения по вере?

– Конечно, нет! Ребята абсолютно разных вероисповеданий, никому ничего не навязывается, в этом абсолютно нет смысла. Дети учатся дисциплине, уважению и терпимости. Вера – это то, что становится важным и значимым только тогда, когда к человеку приходит индивидуальное понимание, осознание необходимости верить в Бога, соблюдать нормы. Однако многие наши бабушки, отцы и матери чтят православные ценности. И таким родителям, которые приводят своих детей, приятно видеть, что дети научились, например, читать молитву. Один раз в неделю они ходят в храм, и это воодушевляет, как родителей, так и детей. И это только начало. Только потом дети, молодёжь подходят к осознанию того, кто такие казаки. Лагерь не казачий, но соответствующий колорит в нём, безусловно, есть.

– Скажите, с какого возраста Вы начали этим заниматься. И сколько лет Вам сейчас?

– Мне сейчас 27 лет. В казачье сообщество я попал пять лет назад. Родился в Калининграде, но долгое время жил в Самарской области. И обучался тоже там. Завершив обучение, вернулся сюда, в Калининград, и сразу начал вникать в то, что и по сей день считаю для себя значимым и важным. К этой технологии я пришел, поняв, что с детьми нужно разговаривать на их языке, чтобы добиться понимания и осознанности. Важно понимать и учитывать интересы ребенка, чтобы потом он сказал тебе за это спасибо. Например, подрастающее поколение активно увлекается современными единоборствами. Ни для кого не секрет, что казаки были воинами, поэтому уже более пяти лет я активно занимаюсь отечественной системой выживания и отечественным рукопашным боем. Использую как свой опыт спортивных единоборств, так и перенимаю опыт у своих товарищей и друзей.

– Какой принцип кодекса чести казаков, на ваш взгляд, наиболее важен?

– Во-первых, эта идея казачества искренняя, с искренним отношением ко всему, и, конечно, она не подразумевает наличие каких-то низких пороков. В старинные времена, если злоумышленные действия казака приводили к смерти собрата, то их попросту закапывали в одну могилу. Сейчас таких законов уже нет, но честь и долг для казака должны быть превыше всего, иначе грош цена всему его благому делу. Пытаясь возрождать что-то основательное, не живя должным образом, ты будешь просто являться злейшим врагом своего дела. Тот, кто живет вопреки истине, которую он признает, сам является опаснейший врагом этой истины. Это, кстати, слова философа Юлиуса Руппа, с которыми каждый житель и гость Калининграда может ознакомиться на острове Канта – они высечены на камне. В первую очередь эта истина относится к казакам. Называть себя казаком, и быть не готовым вести себя достойно – не имеет никакого смысла.

– Чем Вы ещё занимаетесь?

– Я работаю в Baltmotors в должности начальника производства. Свободное время посвящаю рукопашному бою и казачьему быту, где есть другие виды тренировок. Например, мы, казаки, сотрудничаем с конноспортивным клубом «Каприоль» и два раза в неделю посещаем его, занимаемся на лошадях, чтобы навыки не терялись, а знания только преумножались. Сейчас это не очень практично, но казачий колорит мы должны перенимать и передавать.

– Как у Вас получается совмещать работу и любимое дело?

– Ни для кого не секрет, что если дело любимое, то на него всегда найдется время. Правильный подход и правильное поведение.

– Раскройте секрет, как стать казаком?

– При присяге в казаки обязательно присутствуют: батюшка, атаман, Евангелие и крест. В присяге четко написано, что принимая ее, человек должен понимать, что он несет ответственность как за свое поведение и за себя, так и за лицо православной культуры, лицо казачества – обязан защищать своих братьев и сестёр. На практике люди осознано подходят к этому, понимают груз ответственности.

Казачий быт и общение между казаками – это та же самая семья, товарищество: есть постоянная поддержка, постоянное чувство локтя, но есть и спрос. Требовательно относишься к себе и окружающим, чтобы люди воспитывали в себе личность. По сути дела, казаком может стать любой потому что «казак» – это всегда было и, наверное, сейчас, в такое непростое время, это, в первую очередь, духовная подготовленность, духовная зрелость.

– Есть ли какие-то запреты?

– Ни диктатуры, ни жёстких запретов нет, но есть взаимоисключающие вещи. «Казачья молодежь Калининградской области» тесно сотрудничает со спортсменами. Эти люди понимают и поддерживают нас, и это взаимно. Мы обмениваемся технологиями в работе с молодежью. Молодежь тянется ко всему модному, поэтому весь этот быт, всю казачью культуру, мы привносим и адаптируем под нынешнее время. Разумеется, есть какие-то запреты, но ничто не мешает казаку отдыхать в любом месте города. Казак должен всегда соответствовать своему благородному делу, должен помнить о чести, достоинстве, что исключает многие неосознанные поступки. Но, это никак не огораживает его от нормального цивилизованного бытия, то есть, если я катаюсь на лошади, я себя не ограничиваю в управлении транспорта с двигателем внутреннего сгорания, без перегибов, без фанатизма.

– До того, как Вы решили стать казаком, были ли у Вас подобные «правильные» душевные позывы, принципы, идеалы?

– Конечно. Это воспитание. Мне ничего не навязывалось, это была обычная семья военного, и воспитывался я на таких понятиях, как мораль, труд, семья и человеческие отношения. Ещё в детстве я осознавал насколько всё это важно. Ни для кого не секрет, что все новое – это хорошо забытое старое. Русскому человеку не чужды его корни, не чужды традиции. На данный момент времени я посчитал, что раз мне это по душе, то я должен этим заниматься. И, конечно, я бы хотел найти единомышленников, видеть взаимную заинтересованность людей, подрастающего поколения, пытаться развивать свою компетентность и навыки, делиться накопленными знаниями и опытом с тем, кому это интересно.

– Вы бы хотели, чтобы ваши дети последовали Вашему примеру?

– Мне было бы это приятно, но навязывать не буду. У меня есть гражданская работа, у меня есть абсолютно нормальные для современного времени заинтересованности. Просто я считаю, что работа – это инструмент финансовой стабильности, в большей степени. Есть и другие моменты – от отдыха до образования, постоянного обучения чему-то новому. А казачество, это то, что мне по душе, то что помогает растить личность внутри человека, на основе патриотизма и традиций русского народа. Даже если мои дети не будут заниматься этим активно, я уверен, что они будут иметь понятие об этом, чтить и уважать мои принципы и взгляды. Мне будет вполне достаточно того, что они смогут объяснить и передать традиции казачества своим детям. Даже если они не будут уделять казачьему быту столько времени, сколько уделяю сейчас я, не буду ставить это в упрек.

– Спасибо.

Поделиться: